Анечка (annie_celeblas) wrote,
Анечка
annie_celeblas

Predictably Irrational: Честность с ограниченной ответственностью

Почему мы честнее, когда имеем дело с наличностью

Уже почти два года читаю эту книгу и никак не могу дочитать - не потому, что неинтересно, а как-то урывками получается читать и конспектировать. Решила сделать над собой усилие и "добить" последние две главы в этом году.

Ариэли начинает главу с рассказа об очередном эксперименте - он пробрался в одно из общежитий в MIT, где на каждом этаже есть общие холодильники, и в каждом холодильнике оставил по упаковке с шестью банками колы. Потом каждый день он ходил и, пока никто не видел, проверял, сколько банок осталось (как он замечает, по-научному он хотел установить “период полураспада” колы). Все банки исчезли из холодильников за 72 часа. Вместе с банками Ариэли оставлял еще и тарелочку с шестью долларовыми купюрами; и вот их-то никто не тронул за те же 72 часа. Прежде чем ответить, почему, Ариэли предлагает задуматься, взяли ли бы вы с работы красную ручку, если вас об этом попросила дочка; а если бы ручек не было, но в магазинчике рядом они продавались по полдоллара, а вы как раз без наличных, зато в офисе есть открытая “мелкая касса” - взяли бы вы полдоллара оттуда? Ариэли отвечает, что сам он ручку бы взял без проблем, а вот деньги ни в коем случае - думаю, так ответило бы большинство, я в том числе. Это происходит потому, что брать реальные деньги для нас - это кража, а вот предметы уже не совсем; и большинство обманов с деньгами как раз происходит без присутствия наличных (мухлёж с налоговыми отчетами, акциями и т.д.). Крупные финансовые аферисты никогда бы не ударили и не отняли кошелек у старушки, при том, что всякие финансовые аферы явно лишили большое количество старушек немалых денег. Когда мы имеем дело с предметами, нам легко обмануть себя и сказать, что, например, офисные канцтовары нам и так “полагаются”, и вообще, все так делают - с наличными такой фокус не проходит.

Чтобы проверить эту склонность к обману, Ариэли с коллегами решили провести очередной эксперимент, с каким-нибудь предметом вместо денег, но таким, под который нельзя подвести оправдание как с ручкой в офисе (“все и так их берут” или “они мне и так полагаются”). Снова студентов-испытуемых поделили на три группы и каждой давали пять минут на решение как можно большего количества таблиц - в каждой таблице надо было найти два числа с суммой ровно 10. Первая группа через 5 минут должна была отдать листки с таблицами экзаменатору, который смотрел, сколько таблиц решено и выдавал 50 центов за каждое решение. Вторая группа могла порвать листки и спрятать и просто сообщить экзаменатору, сколько таблиц они успели решить, за что получали соответствующее вознаграждение. А третья поступала точно так же, только вместо денег им давали жетоны, которые они могли обменять на те же деньги на другом конце зала. Первая группа решила в среднем 3.5 таблицы, вторая - 6.2, а третья - аж 9.4! Т.е. когда была возможность, студенты обманывали, а если вознаграждение выдавалось не сразу деньгами, то обманывали еще больше. И если в опытах с таблицами, описанных в предыдущей главе, всего четверо из двух тысяч подопытных студентов утверждали, что решили все 20 таблиц (что, учитывая то, что в контрольной группе никто не решил больше 10 таблиц, скорее всего было враньем), то в последнем эксперименте 24 студента из 450-ти “пошли до конца” в обмане, и все они были из группы с жетонами. А что, если бы обмен жетонов на деньги происходил не сразу, а через несколько дней или недель? Ариэли размышляет, не было бы количество “максимальных врунишек” среди подопытных еще больше? После этого он снова приводит примеры обманов, которые не связаны с наличными, как преувеличивание убытков для иска к страховой компании, и утверждает, что чем дальше наши действия отстоят от собственно наличных денег, тем легче нам объяснить и оправдать поведение, которое в принципе является тем же обманом/кражей. И все большее распространение электронных платежей делает подобные кражи легче, потому что многие люди могут даже не воспринять это как кражу (как, например, хакер, взломавший Скайп Ариэли и сделавший с него немало звонков на реальные телефонные номера, на общую сумму в несколько сот долларов; но с точки зрения этого хакера он даже мог не осознавать, что ворует реальные деньги - он же “заимствовал” всего лишь минуты эфирного времени).

Одна из страшных мыслей, приходящих в голову после экспериментов о честности, говорит Ариэли, состоит в том, что испытуемые были в принципе честными студентами, и даже они обманывали. Т.е. обнаруженная степень нечестности явно меньше, чем могла бы быть, будь условия тестов изменены или проводись они среди людей, менее склонных быть честными в обычной жизни. В общем, все плохо, особенно если на позициях силы (например, начальниками корпораций) будут нечестные люди, использующие рычаги влияния и неявные финансовые поощрения для своих сравнительно честных работников.
Ариэли цитирует журналиста и писателя Аптона Синклера: “Тяжело заставить человека понять что-то, когда его зарплата зависит он непонимания им этого”, и добавляет от себя, что еще тяжелее заставить человека понять что-то, когда он занимается системами неденежной оплаты.

И это только разговор об отдельных людях. Но компании тоже бывают более нечестными, когда разговор идет не о прямых деньгах, замечает Ариэли, приводя такие примеры, как двойные и ретроактивные проценты по кредитным задолженностям, которые брали некоторые американские банки.

В общем, удивительно, как мы честны, держа в руках настоящие деньги, и как забываем об этом, удаляясь от них на шаг, переводя их в “виртуальные” - тогда мы многое можем оправдать для себя, придумать что-нибудь, чтобы не чувствовать себя вором при совершении мелких краж.
Чтобы поправить это, можно, конечно, прилепить ценник к каждой офисной мелочи на работе, но лучше просто быть более сознательным к реальной денежной стоимости различных виртуальных финансовых операций. Это тем более важно, что настоящие деньги постепенно исчезают из нашей жизни, заменяясь кредитными операциями, и прибыли кредитных компаний все растут. Скоро бумажные деньги совсем исчезнут, и что тогда будет сдерживать нас в финансовой нечестности?

В заключение Ариэли вспоминает фразу знаменитого грабителя банков Вилли Сатона, который сказал, что грабит банки, потому что там все деньги. В современном мире Вилли мог бы стать, например, тем, кто пишет условия мелким шрифтом под кредитными соглашениями. В этом ремесле нет наличных, но деньги, безусловно, есть.
Tags: predictably_irrational
Subscribe

  • Панельное

    На сайте Emerald City Comic Con начали выкладывать расписание панелей. Сам Кон только через два месяца, так что еще многое добавят (и еще актеров…

  • Джереми Реннер, Крис Эванс и Дон Чидл на ACE Comic Con Seattle 2019

    Позавчера вышли в продажу билеты на Emerald City Comic Con 2020, и мне удалось купить 4-дневный пропуск. Йу-хуу!! По этому поводу я все же добила…

  • Коново-марвеловское

    *** Портлендовский Rose City Comic Con решил меня доконать. Мало было сообщения, что к ним приедут Мэтт Смит и Кристофер Экклстон. В последнем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments