Анечка (annie_celeblas) wrote,
Анечка
annie_celeblas

Category:
  • Mood:

Predictably Irrational: Честность с ограниченной ответственностью

Почему мы нечестны, и что с этим можно сделать.

Почти забросила читать книгу Ариэли, потому что хочу читать ее только дома, чтобы конспектировать. Вот наконец взяла себя и ее в руки и дочитываю. Поэтому снова конспект, на этот раз 11-й главы. Получилось длинно.

Эту главу Ариэли начинает с интересного противопоставления фактов: в 2004-м году в Штатах было совершено краж со взломом на сумму в 525 миллионов долларов, угонов автомобилей на 16 миллиардов долларов; и в то же время каждый год офисные работники нагревают работодателей на 600 миллиардов долларов. Вдобавок к этому, ежегодно истцы по страховым искам добавляют около 24 миллиардов долларов фиктивной стоимости потерянного застрахованного имущества, американское налоговое управление недосчитывается примерно 350-ти миллиардов выплат, а магазины розничной торговли теряют 16 миллиардов долларов из-за людей, которые покупают одежду, носят ее, не снимая ценников, а потом возвращают, грязную и пропахшую сигаретами, в магазин за полный возврат. И это все не считая многих людей, использующих свое положение в свою пользу.
Ариэли задается вопросом, почему при всем этом, экономические преступления “белых воротничков”, нанося куда больший вред экономике страны, считаются намного менее тяжелыми, чем взломы и угоны. И отвечает, что в нашем сознании сушествует два вида преступлений - первое, где преступник точно знает, что совершает преступление (например, собирается ограбить магазин), и второе, более размытое, совершаемое человеком, который считает себя в принципе честным и не видит состава преступления в “заимствовании” ручки из офиса. Напрашивался эксперимент, призванный определить, насколько такой вид преступлений распространен, и насколько много и часто люди, поставленные в благоприятные для обмана условия, будут к нему прибегать.

Эксперимент, проведенный в школе бизнеса в Гарварде, был следующим. Первой группе студентов выдали анкету - 50 вопросов на общие знания с четырьмя вариантами ответов. На листе ответов надо было отметить правильный ответ и сдать оба листка ассистенту, который выдавал премию в размере десяти центов за каждый правильный ответ. Вторая группа получила то же задание, только в листе ответов правильные ответы уже были отмечены, т.е. даже при ошибке можно было сжульничать и отметить правильный ответ, и так же сдать оба листка ассистенту. Третья группа получала такие же листки, но должна была сдать только листок с ответами, а вопросник спустить в шредер (уничтожив таким образом “улики” неправильных ответов), и на листке ответов нужно было самим посчитать и написать общее количество правильных, на котором ассистент и основывался, не пересчитывая сам. Ну и в четвертой группе после работы над ответами предлагалось самим посчитать количество правильных, ничего не сдавать, а просто подойти к банке с монетами на сумму в сто долларов и самим взять столько, сколько, по их подсчетам, им полагалось за правильные ответы - т.е. они были поставлены в идеальные условия для обмана.

Первая группа ответила правильно в среднем на 32.6 вопроса, вторая на 36.2, третья на 35.9, четвертая (по сумме, изъятой из банки) на 36.1. Т.е. те, кто имел возможность обмануть, таки обманывали, но - “чуть-чуть”. Такие же эксперименты проводились еще в нескольких университетах и везде результаты были похожими. Даже те студенты, которые могли загрести побольше денег из банки, не оставляя никаких следов, не сделали этого - почему? Что их останавливало, совесть?

Тут Ариэли цитирует Адама Смита, но потом останавливается на Фрейде с концепцией супер-эго и говорит, что поскольку честность - ценимое в обществе качество, наше супер-эго радуется, когда наши действия соответствуют ему, и раздражается в противном случае. Поэтому, например, мы чувствуем себя хорошо, возвратив найденный кошелек владельцу - это наше супер-эго стимулирует центр удовольстия (nucleus accumbens) и какое-то неизвестное мне хвостатое ядро (nucleus caudate). Проблема в том, что контроль супер-эго работает в основном на крупные вещи, поэтому сразу коробку ручек мы не украдем, а одну ручку вполне - супер-эго этого не заметит. ;-) Без супер-эго единственная защита честности это рациональное взвешивание убытка-выгоды, но никто ведь на самом деле не взвешивает, какова выгода в краже халата из гостиницы против убытка в случае, если кража обнаружится. Поэтому вероятность того, что нас поймают за руку скорее всего не сильно влияет на отсутствие честности у нас.

После данного заявления Ариэли перечисляет примеры обманов, которыми занимаются компании и лоббисты Конгресса, а также меры, которые правительство принимает, пытаясь бороться с коррупцией, в частности, закон Сарбанеса-Оксли . Но закон не слишком помогает, всегда можно найти лазейки вокруг него, и Ариэли приводит в пример несколько забавных.

То есть, внешний контроль честности не срабатывает. Может, есть другое решение?
Прежде чем дать ответ, Ариэли описывает еще одну серию экспериментов, где студентам выдавался опросник с таблицами с дробными числами, в каждой таблице была одна пара, в сумме составляющая ровно 10, и нужно было за пять минут найти такие пары в как можно большем количесте таблиц. Испытуемых было три группы. Первая - контрольная, вторая и третья сами сообщали количество решенных таблиц, т.е. имели возможность сжульничать. Только у второй группы перед началом эксперимента попросили записать список из десяти книг, которые они читали в школе, а у третьей - записать десять заповедей (у контрольной группы тоже просили написать то или это, и результатов внутри группы это не изменило). Как вы думаете, каковы были результаты? Контрольная группа решила в среднем 3.1 таблицы, вторая группа - 4.1 (т.е. сжульничала на 33%), а самая интересная третья группа решила 3 таблицы, т.е. не сжульничала совсем! Только потому, что их попросили вспомнить десять заповедей (полный список которых не вспомнил никто).

Один вывод из этого, говорит Ариэли, это что можно как-то больше внедрить ТаНаХ (ну или Библию) в общественную жизнь, чтобы уменьшить количесво нечестности. Но это конечно проблематично по многим причинам. С другой стороны, даже те студенты, которые смогли вспомнить всего одну-две заповеди, не жульничали совсем, т.е. сама мысль о каких-то “моральных столпах” предотвращала нечестность. Тут Ариэли задумывается, могут ли профессиональные клятвы, такие, как у врачей или адвокатов, повлиять на “повышение честности”, и делает исторический экскурс в этимологию слова “профессия” (от “professus”, публичная клятва), а также рассказывает об изменении закрытых “обществ” врачей и адвокатов, которые стали намного более открытыми в 1960-х под давлением общественности. И последствия не замедлили проявиться; Ариэли рисует грустную картину - современных адвокатов, многие из которых жалеют, что вообще пошли в эту профессию, и не очень честно себя ведут; врачей, которые принимают подарки от фармацевтических фирм и уговаривают пациентов о лечении уникальными приборами/препаратами, которые есть только у них; и даже нефтяные геологи, оказывается, не всегда честны.

Ариэли провел очередной эксперимент, как и в прошлый раз, с решением таблиц, чтобы проверить влияние не религиозных, но общественных “клятв” на склонность к обману. Первая группа решала таблицы и сдавала их проверяющему, который считал количество правильных решений и выплачивал вознаграждение; вторая группа после решения сама считала и сообщала свои результаты, которые не проверялись; третья группа делала то же самое, но перед началом экзамена подписывала бумажку, на которой было написано, что они в курсе, что данный эксперимент подпадает под генеральный кодекс чести MIT (которого на самом деле не существует). В результате первая группа решила в среднем 3 таблицы, вторая - 5.5 (т.е. достаточно сильно сжульничала), а третья - тоже 3, т.е. оказалась честной - всего-то из-за какой-то подписанной бумажки, которая, оказывается, влияет на нашу сознательность не меньше, чем напоминание о десяти заповедях. Т.е. чем чаще человек получает напоминание о морали в любом виде, тем реже он обманывает (хмм, что-то мне кажется, что это далеко не для всех людей срабатывает). Ведь врачи по-прежнему дают клятву Гиппократа, и адвокаты приносят клятву перед началом практики. Но одного раза недостаточно, говорит Ариэли, напоминание о морали должно происходить незадолго до самого соблазна обмануть.

Почему честность вообще важна, спрашивает Ариэли. Ну например, потому, что одна из причин того, что США находится в позиции экономической силы в мире это что американцы считаются одной из самых честных наций с точки зрения корпоративного управления, или по крайней мере считались такими раньше. В 2002-м году США были на 20-м месте в списке самых честных стран (первыми были Дания, Финляндия и Новая Зеландия; последними, на 163-м месте, были Ирак, Мьянмар и Сомали; Израиль был на 21-м месте), т.е. бизнесмены, имевшие дело с американцами, были в основном уверены в честности сделок. С другой стороны, в 2000-м году Штаты находились на 14-м месте в том же списке, и сильно сползли из-за нескольких бизнес-скандалов, что может иметь очень серьезные последствия, ведь в бизнесе, по словам Адама Смита, честность - лучшая стратегия. Неверующим в этот постулат Ариэли предлагает посмотреть на страны, где честность не является требованием в ведении дел - Китай, Иран, Латинскую Америку, и предупреждает, что, теряя честность, американское общество может быстро скатиться к подобному.

Так как же можно создать более честное общество? Люди могут читать Библию или любое другое произведение с “крепкими моральными ценностями”, или подписывать общественные клятвы, или просто принять, что в случае, когда личная выгода идет вразрез с представлениями морали, мы часто имеем тенденцию “срезать углы” - это сделает нас более чувствительными к нечестным поступкам. В общественном плане, мы можем попробовать запретить врачам давать направление на проверки в лаборатории, с которых они получают проценты, запрещать адвокатам консультировать фирмы, в которых они являются и аудиторами, и запретить конгрессменам самим устанавливать себе зарплаты. Но и это еще не все. В следующей главе Ариэли обещает добавить еще замечаний и способов борьбы за честность.
Tags: predictably_irrational
Subscribe

  • The Wakanda Files

    Есть у нас сеть магазинов Home Goods, где продаются уценочные товары для дома. Они принадлежат той же компании, что и магазины Marshall's и TJMaxx,…

  • The Book of Life

    Отчет о последней книге в трилогии A Discovery of Witches. Тут, в отличие от двух предыдущих, пока нельзя сравнить первоисточник и сериал, поскольку…

  • A Discovery of Witches: Season 2, Shadow of Night

    Досмотрела второй сезон A Discovery of Witches, а заодно и дочитала вторую и третью книги трилогии, Shadow of Night/The Book of Life. Записываю…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments

  • The Wakanda Files

    Есть у нас сеть магазинов Home Goods, где продаются уценочные товары для дома. Они принадлежат той же компании, что и магазины Marshall's и TJMaxx,…

  • The Book of Life

    Отчет о последней книге в трилогии A Discovery of Witches. Тут, в отличие от двух предыдущих, пока нельзя сравнить первоисточник и сериал, поскольку…

  • A Discovery of Witches: Season 2, Shadow of Night

    Досмотрела второй сезон A Discovery of Witches, а заодно и дочитала вторую и третью книги трилогии, Shadow of Night/The Book of Life. Записываю…