Анечка (annie_celeblas) wrote,
Анечка
annie_celeblas

Categories:
  • Mood:

Watching the English

Прочитала недавно интересную книжку - Watching the English: The Hidden Rules of English Behaviour. Английский антрополог пишет о том, что же именно делает англичан англичанами. Весьма познавательно.
Меня особо поразило то, насколько до сих пор в Англии расслоенное классовое общество. Все примеры в книге постоянно упоминают поведение рабочего, среднего и высшего классов. Причем средний класс еще расслаивается на низший, средний и высший. Интересно, куда можно определить меня. ;-)
Глава об общении в пабе заслуживает отдельного рассмотрения, а тут я хочу привести кусок (на русском, т.к. у меня был, к сожалению, перевод книги) о том, какие слова ни в коем случае не следует произносить, если вы не хотите, чтобы вас причислили к низшим слоям общества. Я хотела сначала пересказать своими словами, но потом решила, что лучше просто процитировать без сокращений. Мне было очень интересно это прочитать, надеюсь, вам это тоже покажется интересным.



Семь смертных грехов
Существует семь слов, которые англичане, принадлежащие к высшему обществу и к верхушке среднего класса, считают безошибочными индикаторами классовой принадлежности.
Попробуйте произнести один из этих “семи смертных грехов” в присутствии представителей названных слоев общества, и их внутренний “индикатор классовой принадлежности” начнет пищать и мигать: вас тотчас же причислят в лучшем случае к средней части, а скорей всего - к низам среднего класса, в отдельных же случаях сразу определят к рабочему классу.

Pardon (“извините, простите”)
У аристократов и у представителей верхушки среднего класса это слово особенно не в чести. Джилли Купер рассказывает, что однажды слышала, как ее сын поучал своего приятеля: “Мама говорит, слово “pardon” еще хуже, чем “fuck”.
Он был прав: по мнению представителей высшего класса и верхушки среднего класса, это явно простонародное словечко хуже бранного выражения. Некоторые даже называют пригороды, в которых обитают представители низов среднего класса, Пардонией. Есть хороший тест на определение классовой принадлежности: беседуя с англичанином, умышленно скажите что-нибудь очень тихо, так чтобы вас не расслышали. Выходец из низов или средней части среднего класса переспросит: “Pardon?” - представитель верхушки среднего класса скажет “Sorry?” (“Прошу прощения?”) или “Sorry - what?” (“Простите, что вы сказали?”), а вот человек из высшего общества и рабочий, те оба спросят: “What?” (“Что?”) Последний, возможно, проглотит звук “t” - “Wha?”, но это будет единственное отличие. Иногда представители верхушки рабочего класса, метящие в средний класс, возможно, употребят слово “pardon”, ошибочно полагая, что это звучит “по-светски”.

Toilet (“туалет”)
“Toilet” - еще одно слово, которое заставляет представителей высших классов морщиться и обмениваться многозначительными взглядами, если оно произнесено выскочкой из низов. Представители этих слоев общества употребляют слово “loo” (“уборная”) или “lavatory” (“уборная, туалет”) - произносится как “lavuhry” с ударением на последнем слоге.
Иногда допустимо и слово “bog” (“нужник”), но только если оно произнесено в иронично-шутливой манере. Все выходцы из рабочего класса, равно как низы и средняя часть среднего класса, говорят “toilet”, с той лишь разницей, что первые глотают конечный звук “t”. (Рабочий класс также иногда употребляет “bog”, но без иронии). Представители нижнего и среднего слоев среднего класса с претензией на более благородное происхождение слово “toilet” порой заменяют манерными эвфемизмами “gents” (“мужская уборная”), “ladies” (“дамская комната”), “bathroom” (“ванная комната”), “powder room” (“дамская уборная”), “facilities” и “convenience” (“удобства”) или шутливыми “latrines” (“отхожее место”), “heads” (“уборная”) и “privy” (“уборная”). Женщины обычно используют эвфемизмы первой группы, а шутливые словечки чаще употребляют мужчины.

Serviette (“салфетка”)
На языке обитателей Пардонии “serviette” - это салфетка, еще один эвфемизм, изящное французское словечко, которое те употребляют вместо традиционного английского “napkin”, ошибочно полагая, что таким образом они повышают свой социальный статус. Предположительно, слово “serviette” ввели в употребление особо щепетильные выходцы из низов среднего класса, которые считали, что “napkin” слишком похоже по звучанию на “nappy” (“пеленка, подгузник”), и хотели заменить его чем-то более благозвучным. Каково бы ни было происхождение данного слова, “serviette” теперь считается точным индикатором принадлежности к низшим классам. Мамочки из высшего общества и верхов среднего класса хватаются за головы, когда их дети перенимают это слово у своих добрых нянь, принадлежащих к более низкому сословию, и потом очень долго переучивают своих чад, заставляя их говорить “napkin”.

Dinner (“обед, ужин”)
Слово “dinner” само по себе нейтральное. Оно становится определителем принадлежности к рабочему классу только в том случае, когда так называют дневной прием пищи, вместо слова “lunch” (“ленч”). Слово “tea” (“чай”) тоже указывает на принадлежность к низам, если им обозначают вечернюю трапезу: в высшем обществе ужин принято называть “dinner” или “supper”. (Формально “dinner” - более торжественный ужин, чем “supper”: если вас пригласили на ужин, назвав его “supper”, вероятно, речь идет о простом застолье в кругу семьи, скорее всего на кухне. Иногда приглашающий выражается более определенно, указывая, что это будет “family supper” или “kitchen supper”. Представители высшего общества и верхушки среднего класса чаще употребляют “supper”, чем представители среднего и нижнего слоев среднего класса.) “Tea” для высшего класса - это прием пищи примерно в четыре часа дня: чай, пирожки, булочки (“scone” - произносится с коротким “о”), возможно, небольшие сандвичи (произносится “sandwidges”, а не “sand-witches”). Низшие классы называют эту трапезу “afternoon tea” (“полдник”). Все эти тонкости создают массу проблем для иностранцев: если вас пригласили на “dinner”, когда вы должны прийти: в полдень или вечером? Как понимать приглашение “Come for tea” (“Приходите на чай”), что нужно прийти в четыре часа или в семь часов? Чтобы не опростоволоситься, уточните, в котором часу вас ждут в гости. Ответ поможет вам определить общественный статус хозяев.

Settee (“канапе, небольшой диван”)
Или спросите у хозяев, как они называют свою мебель. Если небольшой диван, на котором могут уместиться два-три человека, они называют “settee” или “couch”, это значит, что по социальному статусу эти люди не выше среднего слоя среднего класса. Если “sofa” - значит, они принадлежат как минимум к верхушке среднего класса. Иногда из данного правила бывают исключения, так что слово “settee” - не такой точный индикатор классовой принадлежности, как “pardon”. Молодежь из верхушки среднего класса, насмотревшаяся американских фильмов и телепрофамм, может сказать о диване “couch”, хотя слово “settee” никогда не употребит, разве что в шутку, чтобы позлить своих озабоченных классовыми предрассудками родителей. Если хотите, позабавьте себя, пробуя угадать ответ хозяев. Для этого включите в список другие слова-индикаторы, которые будут рассматриваться позже в разделе “Правила английского быта”. Например, если диван - часть новенького гарнитура мягкой мебели, состоящего из трех предметов, обивка которых подобрана в тон шторам, значит, хозяева наверняка употребят слово “settee”.

Lounge (“гостиная”)
А еще поинтересуйтесь у хозяев, как они называют комнату, в которой находится “settee/sofa”. “Settee” обычно находится в комнате, которую называют “lounge” или “living room”, a “sofa” будет стоять в помещении, которое называют “sitting room” или “drawing room”. Словосочетание “drawing room” (короткая форма от “withdrawing room”) прежде считалось единственно “правильным” обозначением гостиной, но, по мнению многих представителей верхушки среднего класса и высшего общества, несколько глупо и претенциозно называть, скажем, небольшую комнату в обычном одноквартирном доме “drawing room”, поэтому в обиход вошло словосочетание “sitting room”. Иногда можно слышать, как кто-нибудь из верхушки среднего класса употребляет “living room”, хотя это не приветствуется, но только среднему слою среднего класса и низам дозволено говорить “lounge”. В принципе, это слово - ловушка, с помощью которой легко выявить выходцев из среднего слоя среднего класса, пытающихся выдать себя за представителей более высокого сословия: пусть некоторые из них научились не употреблять “pardon” и “toilet”, но они часто не осознают, что “lounge” - это тоже смертный грех.

Sweet (“десерт”)
Как и “dinner”, это слово само по себе не является индикатором классовой принадлежности, но становится таковым, если употреблено не к месту. Верхушка среднего класса и высшее общество настаивают на том, что сладкое блюдо, подаваемое в конце обеда или ужина, должно называться “pudding” (“пудинг”), но никак не “sweet”, “afters” или “dessert”. Употребление последних трех слов считается признаком низкого происхождения и в среде высших слоев общества неприемлемо. “Sweet” можно свободно употреблять лишь в качестве прилагательного, но как существительное - только для обозначения того, что у американцев называется “candy” (“конфета”). Блюдо в конце еды - это всегда “pudding”, что бы это ни было: кусочек торта или лимонное мороженое. Если вы спросите в конце трапезы: “Does anyone want a sweet?” (“Кто-нибудь желает десерт?”) - вас тотчас же причислят к среднему слою среднего класса или к более низкому сословию. “Afters” тоже мгновенно активизирует “внутренний определитель классовой принадлежности”, и вас опять сочтут выходцем из низов. Некоторые американизированные молодые люди из верхушки среднего класса употребляют “dessert” - слово наименее “низкопробное” из названных трех, но и менее надежный индикатор классовой принадлежности. Оно также может внести путаницу, поскольку в среде высших классов “dessert” традиционно означает блюдо из свежих фруктов, которое подается в самом конце еды, после пудинга, и едят его ножом и вилкой.

Smart (“изящный, элегантный, светский”) и common (“простой, обыкновенный”)
Рассмотренные “семь смертных грехов” - самые очевидные и надежные индикаторы классовой принадлежности, но есть целый ряд других слов, на которые чутко реагирует наши внутренние высокочувствительные датчики системы социального позиционирования. Если вы хотите “talk posh” (“говорить по-светски”), для начала перестаньте употреблять само слово “posh”: по меркам высшего класса нормой является “smart”. Верхушка среднего сословия и представители высшего класса “posh” употребляют только иронически, насмешливым тоном, давая понять: они знают, что это слово просторечное.
Антонимом понятия “smart” является то, что все, начиная от среднего слоя среднего класса и выше, называют “common”. Это снобистский эвфемизм для обозначения понятия “рабочий класс”. Однако помните: слишком частое употребление этого слова - верный признак снобизма выходца из среднего слоя среднего класса, стремящегося дистанцироваться от низших классов. Только тот, кто не уверен в себе, проявляет снобизм таким образом. “Naff” (“пустяковый, нестоящий”) - более приемлемое слово, имеющее несколько толкований. Оно может означать и то же самое, что “common”, а еще “жалкий”, “нищенский”, “невзрачный” или “безвкусный”. Это слово стало общим универсальным выражением неодобрения/неприятия. Подростки часто употребляют “naff” попеременно с “uncool” (“отстой”) и “mainstream” (“тухлый”). Это их излюбленные оскорбительные словечки.
Дети “из простых” называют своих родителей “mum” и “dad”; дети “из света” - “mummy” и “daddy” (прежде некоторые говорили еще “mа” и “ра”, но теперь эти формы обращения считаются устаревшими). Говоря о своих родителях, дети “из простых” называют их “my mum” и “mу dad” (или “mе mum” и “mе dad”), а дети “из света” - “my mother” и “mу father”. Это не точные индикаторы, поскольку теперь дети из высшего общества тоже говорят “mum” и “dad”, а малыши из среды рабочих могут сказать “mummy” и “daddy”. Но если ребенок, которому больше десяти лет, например двенадцать, продолжает называть мать “mummy”, это значит, что он, вне сомнения, происходит из семьи аристократов. Взрослые, употребляющие слова “mummy” и “daddy”, почти однозначно принадлежат к верхним слоям общества.
На языке матерей, которых называют “mum”, дамская сумочка - “handbag”, духи - “perfume”; на языке матерей, которых называют “mummy”, сумочка и духи будут соответственно “bag” и “scent”. Родители, которых называют “mum” и “dad”, про скачки говорят “horseracing”, родители “из света” (то есть “mummies” и “daddies”) - просто “racing”. Простолюдины, желая сообщить, что они идут на вечеринку, скажут “go to a do”, представители средних слоев среднего класса вместо “do” употребят слово “function” (“прием, вечер”); люди из высшего общества вечеринку или прием называют просто “party”. На приемах среднего класса (“functions”) подают “refreshments” (“закуски и напитки”), на приемах высшего общества - просто “food and drinks” (“еду и напитки”). Про порцию еды выходцы из низов и средних слоев среднего класса скажут “portion”, представители верхушки среднего класса и высшего сословия - “helping”. Первое блюдо на языке низов - “starter”, люди “из света” скажут “first course” (хотя это менее надежный индикатор).
Свое жилище простолюдины и представители среднего слоя среднего класса назовут “home” или “property”, представители верхушки среднего класса и аристократы скажут “house”. В домах простых людей есть внутренние дворики (patio), у аристократов - террасы (terrace). Понятие “дом” на языке выходцев из рабочей среды обозначает слово “indoors” (например, “1 left indoors” - “я вышел из дому”, или “'еr indoors” - “моя жена дома”). Разумеется, это не исчерпывающий список классовых различий. Сословность пропитала все сферы жизни англичан, и почти в каждой главе данной книги вам будут встречаться все новые слова-индикаторы, а также вы найдете здесь и с десяток невербальных определителей классовой принадлежности.


Чуть позже автор снова возвращается к словам, определяющим трапезы:

Время приема пищи и терминология как индикаторы классовой принадлежности
Dinner/Tea/Supper (Ужин)
Как вы называете вечерний прием пищи? И в котором часу ужинаете?
Если вечернюю трапезу вы называете “tea” (букв.: “чай”) и садитесь ужинать примерно в половине седьмого вечера, значит, вы почти наверняка представитель рабочего класса или выходец из среды рабочих. Если вы склонны персонифицировать вечернюю трапезу, говоря о ней “mу tea” (букв.: “мой чай”), “our/us tea” (букв.: “наш чай”) и “your tea” (букв.: “твой/ваш чай”), например: “I must be going home for my tea” (“Мне пора домой ужинать”), “What's for us tea, love?” (“Как дела с ужином, дорогая?”), “Come back to mine for your tea” (“Приходи ко мне ужинать”), - значит, вы, вероятно, представитель рабочего класса с севера страны.
Если вечерний прием пищи вы называете “dinner” и садитесь ужинать около семи часов вечера, значит, вы, вероятно, из низов или среднего слоя среднего класса.
Если словом “dinner” вы обычно обозначаете званый ужин, а вечернюю трапезу в кругу семьи называете “supрег” (произносится “suppah”), значит, вы, скорей всего, принадлежите к верхушке среднего класса или высшему обществу. В этих кругах время вечерней трапезы может разниться, но обычно семейный ужин (“supper”) едят около половины восьмого, a “dinner”, как правило, позже, самое раннее - в половине девятого.
Для всех, кроме представителей рабочего класса, “tea” - это неплотная еда около четырех часов дня: чай (напиток) с пирожками, булочками, вареньем, печеньем и, возможно, маленькими бутербродами (в том числе с традиционными сандвичами с огурцами) со срезанной коркой. Рабочий класс называет полдник “afternoon tea” (букв.: “послеполуденный чай”), чтобы не путать с вечерним “чаем” - ужином, который все остальные называют “supper” или “dinner”.

Lunch/Dinner (Обед)
Время обеда не является индикатором классовой принадлежности, поскольку почти все обедают примерно в час дня. Единственный классовый индикатор - то, как вы называете эту дневную трапезу: если “dinner”, значит, вы из рабочего класса; все остальные, от низов среднего класса и выше, обед обозначают словом “lunch”. Те, кто говорит “d'lunch”, - что, как отмечает Джилли Купер, по звучанию немного напоминает выговор жителей Вест-Индии, - пытаются скрыть свое рабочее происхождение, в последний момент вспоминая, что обед словом “dinner” называть нельзя. (Они также могут сказать “t'dinner” - что сбивает с толку, поскольку чем-то напоминает йоркширский диалект - о вечерней трапезе, которую они едва не обозвали “чаем” (tea).) Но абсолютно все англичане, к какому бы классу они ни принадлежали и как бы ни называли дневную трапезу, к обеду относятся несерьезно: большинство довольствуются сандвичем или каким-либо одним легким блюдом быстрого приготовления.

Tags: books
Subscribe

  • Районное

    Один из плюсов карантина - мы начали намного чаще гулять по окрестным улицам, иногда вместе, а иногда я сама выхожу пройтись немного, когда начинает…

  • London Parks

    Надо закончить выкладывать фото из "другой жизни", докарантинной поездки в Лондон. У нас сегодня гроза, поэтому хочу выложить немногочисленные фото…

  • Kaloko-Honokohau Beach

    В наш последний день отпуска на Большом Острове, в последние несколько часов, остававшиеся нам до отъезда в аэропорт, мы решили подъехать в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments

  • Районное

    Один из плюсов карантина - мы начали намного чаще гулять по окрестным улицам, иногда вместе, а иногда я сама выхожу пройтись немного, когда начинает…

  • London Parks

    Надо закончить выкладывать фото из "другой жизни", докарантинной поездки в Лондон. У нас сегодня гроза, поэтому хочу выложить немногочисленные фото…

  • Kaloko-Honokohau Beach

    В наш последний день отпуска на Большом Острове, в последние несколько часов, остававшиеся нам до отъезда в аэропорт, мы решили подъехать в…