October 20th, 2009

The Yiddish Policemen's Union

Дочитала роман The Yiddish Policemen's Union Майкла Шейбона (Michael Chabon). Своеобразная альтернативная история, где США в начале Второй Мировой предоставили евреям автономию на Аляске, но не навсегда, а сроком на 60 лет. Война закончилась не так, Израиль просуществовал всего несколько месяцев, после чего беженцы оттуда и выжившие в концлагерях присоединились к тем, кто уехал на Аляску раньше.
И вот существует себе такой еврейский анклав, где все говорят на идиш, где даже мафия - хасидская, в особом замкнутом мирке. Только через пару месяцев наступает Реверсия - срок аренды истекает, США должны забрать у евреев эту автономию, и передать ее индейцам. Неспокойные времена. Strange times to be a Jew.
На фоне всего этого разворачивается детективная история расследования убийства странного шахматиста-наркомана. И закручена она, скажу я вам... И докрутится до такого, что ой-ой-ой.

Очень хорошая книга. Замечательный язык, множество всяких вкусных оборотов и сравнений. А еще - в ней очень много идиша и отсылок к различным еврейским традициям. Так много, что я не очень понимаю, как эту книгу читать тем, кто ни о идише, ни о иврите, ни о евреях не знает ничего. Я, проучив идиш два года, зная иврит и живя в Израиле, кое-где затруднялась с разными понятиями. Но в основном все можно понять из контекста. Кстати, сотрудница, которая мне порекомендовала эту книгу, читала ее на иврите и сказала, что в конце книги был словарик с переводом всех идишских слов. Представляете, в ивритской версии есть словарик, а в английской - нет. Зря. Но это мелочи.

Очень рекомендую прочесть всем, а уж тем, для кого еврейство и евреи что-то значат - особенно. Получите удовольствие, думаю, хотя наверное такое грустное удовольствие. Ну, может, немного удивитесь развязке, как я. Но до развязки еще дойти надо, а путь, уверяю вас, получится очень увлекательный.

Как всегда, маленький отрывочек, очень характерный.

And just last week, amid the panic and feathers of a kosher slaughterhouse on Zhitlovsky Avenue, a chicken turned on the shochet as he raised his ritual knife and announced, in Aramaic, the imminent advent of Messiah. According to the Tog, the miraculous chicken offered a number of startling predictions, though it neglected to mention the soup in which, having once more fallen silent as God Himself, it afterward featured. Even the most casual study of the record, Landsman thinks, would show that strange times to be a Jew have almost always been, as well, strange times to be a chicken.

  • Current Mood
    contemplative contemplative
  • Tags