May 24th, 2008

(no subject)

Что меня иногда умиляет, а иногда и раздражает в лингвистической терминологии, это склонность называть простые вещи сложными, иностранными словами. Это конечно во многих науках так, и часто эти названия все же короче и более емкие, но все равно иногда смех берет. Я даже об этом уже писала, но сейчас опять наболело.
Читаю монографию своей руководительницы о русском языке в Израиле, медитирую над словосочетанием "отсубстантивная деривация".
Я хорошо понимаю, что это, и знаю, что для более простого определения нужно затратить в два раза больше слов. И все равно не могу успокоиться.

О теории относительности в приложении к мастерату

Просто удивительно, насколько течение времени относительная штука. Это банально и избито до невозможности, и тем не менее, я все еще поражаюсь, соотнося теорию и мою действительность. С точки зрения ожидания нового сезона (чего, надеюсь, можно не объяснять) время просто-таки стоит на месте, даже конец августа кажется невыносимо далеким, не говоря об октябре.
А вот если посмотреть со стороны учебы и написания мастерата, время летит вперед со свистом и визгом, у меня только что уши не закладывает от скорости. Год скоро кончается, а работа продвигается мучительно медленно.
И по стечению обстоятельств я сейчас читаю книгу, The Finished Man, о писателе, запутавшемся в самом себе и своей новелле, дописать которую он пытается уже десять лет, пока наконец не находит вдохновение. Надеюсь, я не в таком плохом положении, до десяти лет я железно не дотяну, хотя вот с вдохновением по большей части сложновато.

Мыслей в голове - миллион (не все нужные и полезные, конечно), а на бумагу в потребном виде перенести почти ничего не получается. Уже подумываю, можно ли затянуть сдачу работы еще на семестр (заодно и продлить возможность брать книжки из университетской библиотеки) - написать еще три четверти работы (т.е. минимум 30 страниц) за два месяца мне кажется почти невыполнимым.

Муки творчества, блин.