December 20th, 2007

Гоголь-моголь

С удивлением узнала, что израильтяне знают это слово. Стало интересно, пришло ли оно в иврит из русского.
Полезла выяснять, и нашла много интересного.
Фасмер говорит, что это заимствование из английского hug-mug, hugger-mugger, но приводит также версию о польском kogel-mogel - из немецкого Kuddelmuddel "мешанина".
Википедия никакого hug-mug не знает, зато знает Kogel mogel (Gogel Mogel) и приводит идишское написание (которое тоже возможно заимствовано из польского).
На Кукинге приведена милая легенда.

Так что скорее всего, в русский это слово попало из польского или идиша, а в иврит, предположу, из тех же идиша/польского, хотя не исключено, что и из русского. Интересно бывает слышать такие знакомые с детства слова от нерусскоязычных.

Я, кстати, в детстве гоголь-моголь очень любила, но давали мне его только при простуде.
И вот та же Википедия говорит, что наши израильские ученые доказали , что гоголь-моголь таки помогает при воспаленном горле. Вкусно и полезно!
Хотя, это мне вкусно, а израильтяне тут ежатся от ужасных воспоминаний о страшном гоголе-моголе. А вы его ели/пили в детстве? Было вкусно или противно?

Professional jokes

Люблю профессиональные анекдоты. Обычно программистские, но иногда и лингвистические попадаются.
Правда, то все больше не анекдоты а так, приколы языковые. Вот один вспомнился, может, кто-то не знает и порадуется.


Four linguists were sharing a compartment on a train on their way to an international conference on sound symbolism. One was English, one Spanish, one French and the fourth German. They got into a discussion on whose language was the most eloquent and euphonious.

The English linguist said: "Why, English is the most eloquent language. Take for instance the word "butterfly". Butterfly, butterfly... doesn't that word so beautifully express the way this delicate insect flies. It's like flutter-by, flutter-by."

"Oh, no!" said the Spanish linguist, "the word for "butterfly" in Spanish is "maripose". Now, this word expresses so beautifully the vibrant colours on the butterfly's wings. What could be a more apt name for such a brilliant creature? Spanish is the most eloquent language!"

"Papillon!" says the French linguist, "papillon! This word expresses the fragility of the butterfly's wings and body. This is the most fitting name for such a delicate and ethereal insect. French is the most eloquent language!"

At this the German linguist stands up, and demands: "Und vot is rongk mit 'SCHMETTERLING'?"